Иордания – 24, день одинадцатый, заключение

Интрига предыдущей части раскрывается так.

Саша рассказал, что когда его оставили, то стали допрашивать ещё подробнее: откуда шрам на руке, вдруг туда имплантировали бомбу? (ещё с детства). Затем  тщательнейшим образом обыскали, чуть ли не щупая за яйца, заметно более тщательно, чем обычное поверхностное облапывание после срабатывания рамки металоискателя. Потом и вовсе унесли куда-то ботинки, очевидно, для сканирования их структуры на атомарном уровне.

Когда Рыбакова наконец отпустили и провели на стойку регистрации, его попросили положить рюкзак с тёплыми вещами на ленту конвейера. Без задних мыслей он осуществил запрашиваемое, думая, что рюкзак хотят только взвесить, но лишь затем, чтобы увидеть, как последний уезжает вдаль. Он попытался было схватить собственность,  но старший по смене резко пресёк его попытки. Дело в том, что доставать или класть вещи из провернного багажа строго запрещено. Возможно, будь у Саши время и желание настоять на своём, ему бы удалось доказать, что куртка и флиска не представляют угрозы безопасности государства Израиль и воздушному судну корпорации Райнэйр, но момент был упущен. Рюкзак уехал, и Саша, будучи суровым северным польским мужиком, махнул рукой на перспективу немного помёрзнуть.

Пройдя наконец все круги ада, мы оказались во внутренней части аэропорта, с милыми приветствиями, деревянными вывесками  и сувенирами и кибуцев. И, разумеется,  традиционными бутербродами по 12 евро. У меня не хватало местных тугриков даже на бутылку воды, но, к счастью, кто-то заботливо оставил пустую на столе, чтобы я, по своей традиции, мог заполнить её в питьевом фонтане. К счастью, в Израиле таковыеимеются, и вода там высокого качества, причём можно налить даже тёплой. Вот это страна для людей! Даёшь сначала удовлетворение базовых потребностей!

В очереди на гейт нас проверили ещё раз, на сей раз посадочный талон и паспорт, как и на самом гейте.

Про все эти телодвижения могу сказать лишь одно: мы на Израиль не в обиде. Неприятно, когда ограничивают твои свободы, зато с 1954 года,  если память не изменяет, после изобретения всех этих хитроумных процедур и требований к проверке пассажиров, ни один самолёт из или в Израиль не был взорван, и никто не погиб от террористов на борту, если не считать ТУ-154, который скорее всего всё-таки украинцы сбили по ошибке на своей территории.

Везде важен баланс свободы и отсетственности, и у израильтян он смещён в сторону более строго контроля из-за положения страны в мире.

Перелёт прошёл без приключений. Александр гордо вступил на родную почву в маечке и трениках, при том, что вокруг была минусовая температура и мерзкая снегослякоть. Ему, впрочем, всё нипочём: крепок пан!

Читать дальше >>

Иордания – 23, день одинадцатый, пограничный контроль

Преданные фанаты нашей телепередачи уже вопрошают на фейсбуке: “А где же новые выпуски?”. Пока у меня неожиданный прилив энергии из-за вынужденного голодания и бурления в животе, вызванного приёмом препарата “Фортранс”, спешу не разочаровать требовательную публику.

Рассказывать осталось не так уж много.

В прошлый раз я забыл упомянуть, что из Акабы мы тоже отправили открытку, для чего заглянули на почту. Иорданская почта поражает однообразием: там ничего, буквально ничего нет, кроме кассиров, огромных рядов жёлтых абонентских ящиков, и нескольких открыток, причём выбор последних крайне скуден. Марки так и вовсе не выбрать, что дают, то дают. Посети��елей тоже не густо. Любопытно, что для отправки открытки в Европу нужно две марки: одна для оплаты внутри страны, другая – снаружи.

Сразу видно, чисто государственное и формальное учреждение: когда я попросил открытку, как на витрине, мне сообщили, что такие кончились, а витрина закрыта на замок, который открывать не предусмотрено. То ли дело наша изобретательная Латвияс Пастс, где уже чуть ли не памперсы продают, и люди, жаждущие затариться предметами обихода, ломятся на центральное отделение так, что ждать иногда приходится полтора часа, а билетный автомат   показывает человек сорок.

Вернёмся, впрочем, к нашим баранам, то есть отлёту из Эйлата. Такие атлетичные и ловкие кабаны, как мы, сумели одновременно тащить две коробки с велами и сумки, а всё потому, что форма и ручки удобные у обоих, и сил немеряно.

Читать дальше >>

Иордания – 21, день десятый, из Акабы в Эйлат

Путешествие близится к концу, по крайней мере его авантюрная часть – ведь в этот день мы попадём в цивилизованный Израиль. Не знаю, было ли мои рассказы достаточно захватывающими, но само путешествие точно было таким. Утром десятого, последнего осмысленного дня, мы погуляли по базару в тщетных попытках купить аутентичный сувенир, но глобализация зарубила наши планы на корню: теперь всё, что можно купить в любой стране мира, делают китайцы, а при желании и опыте можно то же самое раздобыть в интернете.

Мы посмотрели пледы: то же самое продаётся в любом супермаркете или на базаре в Даугавпилсе. Специи: иорданские аналогично, а индийские, поинтереснее, довольно дорогие: в 5-10 раз дороже чем в Индии.

PB280650

Читать дальше >>

Иордания – 20, день девятый, курортный город Акаба

Без приключений скатившись по прямой, как стрела, дороге с хорошием освещением прямо в центр Акабы, мы взялись за поиски отеля. Дойдя до перекрёстка, расположенного совсем недалеко от сияющей неоном улицы, мы стали тупо оглядываться по сторонам безо всякого толку: первый раз, когда трек, проложенный прямо до места назначения, и даже адрес, нам не помог.  Несколько попыток выудить информацию у окружающих провалились: большинство было не в курсе, а один направил нас чёрти знает куда, за километр от того места, где мы были. Следовать совету мы умело не стали, слишком прожжёные, и почуствовали ошибку, пусть даже сделанную с желанием помочь.

Читать дальше >>

Иордания – 18, день восьмой, прибытие в Води Рам

Как вы помните, в прошлой части мы доехали до твёрдой части пустыни как раз к прекрасному закату. Асфальт был рядом, чтобы до него добраться, пришлось лишь пересечь железную дорогу. Я думал, что в Иордании железная дорогая одна – из Аммана в Сирию, но загуглив, понял, что это пассажирская одна, а около Акабы грузовая, чтобы фозить фосфаты.

В темноте мы выбрались на шоссе, рассчитывая, что ещё пара часов нам понадобиться, чтобы добраться до центра посетитилей, откуда можно позвонить, чтобы нас забрали в лагерь. Дело в том, что в пустыне Вади Рам нет отелей, есть лишь ночёвка в шатрах бедуинов. Таких лагерей по парку Води Рам разбросаны десятки, на любой вкус и кошелёк.

Некоторые из этих шатров настолько роскошны, что никакого отеля не надо. Мы, правда, забронировали лагерь не столь гламурный, чтобы на кровятах были балдахины, но по отзывам вполне годный, называется Salman Zwaidh camp, по имени владельца. Хозяева лагеря переписывались с нами с помощью эпочты за несколько дней, чтобы узнать, когда мы прибудем, но вы в курсе, что точно сообщить заранее нам это затруднительно, поэтому я просто сказал, что мы позвоним по прибытию, но будем наверняка после заката.

Только мы нацепили фонарики, и стали усердно вкручивать вверх, надеясь прибыть за час-другой, мимо проехал джип, затормозил возле нас, и по уже знакомому вам иорданскому обычаю водила поинтересовался, куда мы направляемся. Что-то меня насторожило, ведь обычно приветствие звучит так: “Нужна ли вам помощь?”. А тут человек сразу спросил, куда мы едем. От усталости я не сразу сообразил, но через минуту всё-таки остановился и подошёл к нему ещё раз, а он мне так раз – и показывает распечатку нашей разервации.

Неожиданно, и чертовски приятно. Человек ездил по ночи туда-сюда просто потому, что хотел нас встретить – причём даже не знал, как вы выглядим, и когда прибудем, а только то, что мы на великах. Вот это сервис у бедуинов!

Читать дальше >>