Дзен и искусство ухода за АК-47!

Спасибо Marka Rotko Mākslas Centrs и за стимул Ирина Ливия (Irina Livija)

МИР СНОВ И ФАНТАЗИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА ХУДОЖНИКОВ

 

PB200045PB200046PB200047PB200049PB200051PB200052PB200056PB200058PB200060PB200061

Вильнюсский аэропорт и Икея

Скатались на днях.

Что это у нас в карманцах?

P9080019_thumb6

Музыкант всегда носит с собой медиатор, вдруг гитара попадётся!

P9080021_thumb6

В магазинах масса слабогазированной воды, такое появилось в последние пару лет, до того было только две градации. Не могу не приветствовать, крепкий газироль не пью!

trello1469328330_thumb2

В Икее прекрасно, последний раз был ��ам двадцать лет назад. Смешной бутафорский ноут бренда “Лэптоп”

P9080023_thumb2

Для детей специальные низенькие игривые перила, поддерживаю!

P9080029_thumb2

О вегетарианцах в Икее заботятся, кормят овощными тефтелями и перловкой.

Подносы ловко уезжают в мойку.

А аэропорту прекрасная зеркальная пирамида

P9080033_thumb2

Сушки а-ля “Дайсон”, жарят как надо.

trello-1797451625_thumb3

Туалет абсолютно психоделический и с чиллаут-зоной (можно прямо внутри посидеть на креслах, подождать друзей с расстройством желудка).

 

P9080035_thumb2

Закаты прекрасны

P9080041_thumb2

Иордания – 24, день одинадцатый, заключение

Интрига предыдущей части раскрывается так.

Саша рассказал, что когда его оставили, то стали допрашивать ещё подробнее: откуда шрам на руке, вдруг туда имплантировали бомбу? (ещё с детства). Затем  тщательнейшим образом обыскали, чуть ли не щупая за яйца, заметно более тщательно, чем обычное поверхностное облапывание после срабатывания рамки металоискателя. Потом и вовсе унесли куда-то ботинки, очевидно, для сканирования их структуры на атомарном уровне.

Когда Рыбакова наконец отпустили и провели на стойку регистрации, его попросили положить рюкзак с тёплыми вещами на ленту конвейера. Без задних мыслей он осуществил запрашиваемое, думая, что рюкзак хотят только взвесить, но лишь затем, чтобы увидеть, как последний уезжает вдаль. Он попытался было схватить собственность,  но старший по смене резко пресёк его попытки. Дело в том, что доставать или класть вещи из провернного багажа строго запрещено. Возможно, будь у Саши время и желание настоять на своём, ему бы удалось доказать, что куртка и флиска не представляют угрозы безопасности государства Израиль и воздушному судну корпорации Райнэйр, но момент был упущен. Рюкзак уехал, и Саша, будучи суровым северным польским мужиком, махнул рукой на перспективу немного помёрзнуть.

Пройдя наконец все круги ада, мы оказались во внутренней части аэропорта, с милыми приветствиями, деревянными вывесками  и сувенирами и кибуцев. И, разумеется,  традиционными бутербродами по 12 евро. У меня не хватало местных тугриков даже на бутылку воды, но, к счастью, кто-то заботливо оставил пустую на столе, чтобы я, по своей традиции, мог заполнить её в питьевом фонтане. К счастью, в Израиле таковыеимеются, и вода там высокого качества, причём можно налить даже тёплой. Вот это страна для людей! Даёшь сначала удовлетворение базовых потребностей!

В очереди на гейт нас проверили ещё раз, на сей раз посадочный талон и паспорт, как и на самом гейте.

Про все эти телодвижения могу сказать лишь одно: мы на Израиль не в обиде. Неприятно, когда ограничивают твои свободы, зато с 1954 года,  если память не изменяет, после изобретения всех этих хитроумных процедур и требований к проверке пассажиров, ни один самолёт из или в Израиль не был взорван, и никто не погиб от террористов на борту, если не считать ТУ-154, который скорее всего всё-таки украинцы сбили по ошибке на своей территории.

Везде важен баланс свободы и отсетственности, и у израильтян он смещён в сторону более строго контроля из-за положения страны в мире.

Перелёт прошёл без приключений. Александр гордо вступил на родную почву в маечке и трениках, при том, что вокруг была минусовая температура и мерзкая снегослякоть. Ему, впрочем, всё нипочём: крепок пан!

Читать дальше >>

Иордания – 23, день одинадцатый, пограничный контроль

Преданные фанаты нашей телепередачи уже вопрошают на фейсбуке: “А где же новые выпуски?”. Пока у меня неожиданный прилив энергии из-за вынужденного голодания и бурления в животе, вызванного приёмом препарата “Фортранс”, спешу не разочаровать требовательную публику.

Рассказывать осталось не так уж много.

В прошлый раз я забыл упомянуть, что из Акабы мы тоже отправили открытку, для чего заглянули на почту. Иорданская почта поражает однообразием: там ничего, буквально ничего нет, кроме кассиров, огромных рядов жёлтых абонентских ящиков, и нескольких открыток, причём выбор последних крайне скуден. Марки так и вовсе не выбрать, что дают, то дают. Посетителей тоже не густо. Любопытно, что для отправки открытки в Европу нужно две марки: одна для оплаты внутри страны, другая – снаружи.

Сразу видно, чисто государственное и формальное учреждение: когда я попросил открытку, как на витрине, мне сообщили, что такие кончились, а витрина закрыта на замок, который открывать не предусмотрено. То ли дело наша изобретательная Латвияс Пастс, где уже чуть ли не памперсы продают, и люди, жаждущие затариться предметами обихода, ломятся на центральное отделение так, что ждать иногда приходится полтора часа, а билетный автомат   показывает человек сорок.

Вернёмся, впрочем, к нашим баранам, то есть отлёту из Эйлата. Такие атлетичные и ловкие кабаны, как мы, сумели одновременно тащить две коробки с велами и сумки, а всё потому, что форма и ручки удобные у обоих, и сил немеряно.

Читать дальше >>

Иордания – 22, день десятый, вечер в Эйлате

Повалявшись несколько часов на кушетке в Motel Sunset, я всё-таки решил (как я это всегда делаю) что мы не просто так сюда приехали, и надо всё-таки посмотреть, как израильтяне отдыхают. Взяв себя в руки, и невероятным усилием воли подняв с кушетки, я растормошил Рыбакова, мы приоделись и вылезли на свет божий. Свет, впрочем, оказался тьмой – очень странно выйти во двор отеля из номера почти без окон, чтобы обнаружить, что там давным-давно стемнело. Мы отправились на пляж, полагая, что центр рядом, и не ошиблись.

Надо сказать, что Эйлат – небольшой город, с населением около пятидесяти тысяч, и находится на самом краю Израиля, выглядящем как остриё – говорят, его захватили, чтобы у страны был выход к красному морю, чтобы доставлять нефть и нефтепродукты водным путём. Ширина Израиля в этой части составляет смехотворные 15 км – по сути, лишь кусочек около моря. Летом тут нередко бывает 44 градуса по целью – вообще не представляю, зачем кому-то в такую жару сюда соваться, но охотники не иссякают.

В прошлой части я как-то пропустил важный момент. Из-за шаббата, когда мы приехали в Эйлат, выглядел он довольно уныло: на улице почти нет людей, и даже валяется мусор (очевидно, у дворников тоже выходной). Магазины все закрыты, кроме самых маленьких, обменники тоже. К счастью, нас спас чудо-автомат, который радостно проглотил иорданские купюры и выдал шекели. Машина универсальная, евро тоже была готова захавать. Рыбаков сходил искупаться в красном море, где за лежак на пляже берут 4 евро, а охотников платить не густо, скорее всего потому, что холодновато, и народу в целом не очень много, хоть и не сказать, чтобы мало. Бар по крайней мере был открыт, и орошал окрестности расслабляющим лаунжем.

 

PB280661

Читать дальше >>